Русское Информационное Агентство
 сегодня 12 декабря 2018 г. на главную  контакты   
  главная новость

[11.12.18] Вот и стоит в размышлизмах, например, Элькин. Любые попытки самостоятельного расследования уголовного дела, предпринимаемые со стороны адвокатов обвиняемых, свидетелей, подозреваемых или осужденных, рассматриваются в России как препятствие следствию, обвинение в этом сочиняется, точнее переписывается слово в слово с предыдущего случая самим следователем и никем более не контролируется кроме, конечно, начальника по вертикали, передается в суд, слово в слово еще раз копируется судом, который отправляет обвиненного в этом страшном преступлении в СИЗО на два месяца с правом продления, и суд не отказывает следователю ни в том, ни в другом; этот дамоклов меч совершенно запугал адвокатов, так что реальной их способности помочь жертве произвола просто не существует; и они сами прерасно отдают себе в этом отчет. Такая система настолько прижилась, что справиться с нею не может или не хочет даже Путин. Судьбы некоторых геройских или наивных адвокатов служат полезным примером и демонстрационным эффектом для всех иных причастных к теме. Путин предложил смягчить «предпринимательские» статьи в УК: мы вас посадим не за то, что взяли, а за то что назад не положили... Это как бы мягкий увод дел от следователей. Был бы козел, отпущение найдется. Вот и стоит в размышлизмах, например, Элькин: вернуть или хуже будет? Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, всегда держит нос по ветру и чует, где что и как плохо лежит. В каком смысле и почему собрался Роскосмос на Луну? Роскосмос является рекордсменом по масштабам финансовых нарушений, в госкорпорации были выявлены различные нарушения дисциплины, в том числе нерациональные траты. А на Луну слетать, это же все спишется![ читать дальше ]


  анонсы

[11.12.18] Брать взятки в России в 2018 году стали на 10% чаще Чаще других под подозрение в коррупционных преступлениях в 2018 году попадали сотрудники МВДК Путину можете не ходить, я уже обращался, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, - это тридцать тысяч долларов - и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. А приятель всех московских полицейских генералов и прокуроров замгендир в системе Ростех (тоже, я думаю, генерал) Григорий Иосифович Элькин, спокойно дирижирует целой командой рейдеров и приватизаторов охраняемого леса в Москве(!), - он так мне и говорил: мы вас посадим, у меня вся Москва в кармане, включая, как я полагаю, не только генерала Морозова, но и его сменщика - генерала Агафьеву на посту начальника главного следственного управления Москвы. [ читать дальше ]

[10.12.18] По субботам вдупель пьяный Павел Александрович Карюхин гоняет рабочих-таджиков по посёлку и бьет их по лицу или по лицам. Благодаря рассекреченным архивам мы наконец смогли заглянуть в это закулисье: поездки за водкой, покупка шпионской техники на барахолке, маниакальные поиски интриг ЦРУ, переписывание телефонных книг и другие правила жизни простых шпионов. Где-то в Конституции или Уголовном кодексе формулируются основания, при которых агент СВР Павел Карюхин может заниматься мордобоем иностранных рабочих на своем, либо соседних участках в элитном коттеджном поселке, где скромный работник Службы внешней разведки отгрохал солидную усадьбу. Не знаю, ведает ли высокое начальство об многомиллионных инвестициях в личную недвижимость своего агента, он по пьяному делу хвастал, что хапнул за гроши, налогов не платил и в контору сведений не представлял. Но прокуратура Москвы об этом была осведомлена, но относилась снисходительно к герою плащей и кинжалов. Реальная жизнь шпионов недавних времён: каждую субботу вдупель пьяный Павел Александрович Карюхин гоняет рабочих-таджиков по посёлку и бьет их по лицу или по лицам. Возмущённая общественность в моем единственном лице обратила на это внимание самого Карюхина, но он не отозвался, лишь брызгал слюной, но представитель таджикского землячество встрепенулся. Однако потом, пообщавшись с Карюхиным, заявил тусклым голосом, что действовать так у Карюхина были основания. Но надо посочувствовать рабочим: и Карюхин их лупит по лицам, и их этнические юридические защитники с подобной практикой соглашаются. [ читать дальше ]

[10.12.18] Вместо Элькина действует тренированный сутяга Павел Карюхин, либо опытный зицпредседатель всех фирм-однодневок, созданных Элькиным, Роман Кузюра; на худой конец, сойдет и готовый дать ложные показания свидетель вроде Е.Лозовой, то ли впавшей в долги, то ли еще как-то подставившейся под шантаж. Или, например, кто-то покончит жизнь самоубийством двумя ударами кинжала в сердце или тремя выстрелами в упор, последний - в затылок для верности... А Роскосмос входит в Ростех и при этом яростно соперничает с ним, а был бы козел, отпущение найдется. Компанию может возглавить Григорий Элькин. В отличие от Павла Карюхина замгендир Ростеха Григорий Элькин никогда не станет лично мордовать рабочего-таджика, а поручит (намекнет, наймет?) это кому-нибудь еще. Особая изысканность поведения рейдеров такого ранга состоит еще и в том, что он не просто кого-либо пошлет, но и учтет этническую составляющую, и его посыльным непременно будет тоже таджик. И в других случаях Элькин неуклонно демонстрирует тонкость подхода. Я понимаю, что несмотря на все разоблачения они держат Элькина, потому что он им почему-то нужен и/или нет подходящей замены. Но настанет час, когда поддерживать такого оскандалившегося в общем-то ничем не примечательного коррупционера будет слишком накладно и, главное, появится претендент, в котором будут заинтересованы, и тогда все наше досье ляжет как надо, и Элькину с командой мало не покажется, - они же и со своими не умеют по-хорошему и обязательно надерут холку. Поэтому мы стараемся, чтобы об Элькине и его подельниках не позабыли... [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[11.12.18]Преступным и противозаконным власть в России считает не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Полицейская провокация и cтукачество культивируются режимом. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. Каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... [ читать дальше ]

[10.12.18]Это только кто не знает, кажется просто: чтобы генерала полиции, признанного блюстителя законности, взяли и посадили, должно было случиться что-то особенное; ведь вон, скажем, замгендир Ростеха, а до этого директор Росстандарта Григорий Элькин, - о нем все давно известно с давних времен, на него я сам передал досье Чайке и Путину, - и ничего, сидит и в ус не дует; может, только чуть-чуть дует, потому что карьеру ему притормозили; а тут раз - и на 13 лет. Это значит одно из двух или трех: не по чину взял; не поделился или насамовольничал: хапнул не спросясь. Может быть, конечно, и историческая версия: оказался классический фигурант опричника - верил, что служит государю и ему все можно, что - в интересах государя; но государевы интересы - вещь очень подвижная, и не всякому опричнику дано за ними уследить. Блюститель чистоты рук сел на 13 лет за взятки. В получении взятки в $1 млн обвиняются Денис Никандров, Александр Дрыманов, Михаил Максименко и начальник СО по ЦАО ГСУ СК РФ по Москве Алексей Крамаренко, все сплошные генералы. Со слов Никандрова, выходило, что посредником при передаче $1 млн за изменение меры пресечения Кочуйкову выступал бизнесмен Дмитрий Смычковский, состоявший в товарищеских отношениях с Дрымановым и генералом СК РФ Михаилом Максименко. Из этой суммы по $200 тыс. получили Крамаренко, Никандров и Дрыманов, а оставшиеся $400 тыс. забрал себе Максименко.Согласно показаниям Никандрова, когда «запахло жареным» и о получении денег узнали сотрудники ФСБ, Дрыманов лично «дал команду Смычковскому на время уехать из Москвы, так как Смычковский Д. Э. несколько раз общался с «Шакро» (Калашовым З.К.)». «По мнению Дрыманова А.А., указанное обстоятельство позволяло связать его самого с Калашовым З.К., так как они оба общались со Смычковским Д. Э., которого он (Дрыманов А.А.) постоянно принимал как дорогого гостя. В ходе разговора Дрыманов А.А. выглядел подавленным», — рассказал Никандров.Дрыманов и Максименко отказываются от дачи показаний. Крамаренко общается со следователями, но уверяет, что никаких денег не получал, а освобождал Кочуйкова по указанию своих руководителей — Никандрова и Дрыманова. Никандров, заключивший сделку со следствием, получил 5,5 лет колонии. [ читать дальше ]

[10.12.18] Карюхин их лупит по лицам, и их этнические юридические защитники с подобной практикой соглашаются. Сегодня благодаря рассекреченным архивам мы наконец смогли заглянуть в это закулисье: поездки за водкой, покупка шпионской техники на барахолке, маниакальные поиски интриг ЦРУ, переписывание телефонных книг и другие правила жизни простых шпионов — в нашем новом материале. Поездки за водкой, покупка шпионской техники на барахолке, маниакальные поиски интриг ЦРУ, переписывание телефонных книг и другие правила жизни простых шпионов. Где-то в Конституции или Уголовном кодексе формулируются основания, при которых агент СВР Павел Карюхин может заниматься мордобоем иностранных рабочих на своем, либо соседних участках в элитном коттеджном поселке, где скромный работник Службы внешней разведки отгрохал солидную усадьбу. Не знаю, ведает ли высокое начальство об многомиллионных инвестициях в личную недвижимость своего агента, он по пьяному делу хвастал, что хапнул за гроши, налогов не платил и в контору сведений не представлял. Но прокуратура Москвы об этом была осведомлена, но относилась снисходительно к герою плащей и кинжалов. Реальная жизнь шпионов недавних времён: каждую субботу вдупель пьяный Павел Александрович Карюхин гоняет рабочих-таджиков по посёлку и бьет их по лицу или по лицам. Возмущённая общественность в моем единственном лице обратила на это внимание самого Карюхина, но он не отозвался, лишь брызгал слюной, но представитель таджикского землячество встрепенулся. Однако потом, пообщавшись с Карюхиным, заявил тусклым голосом, что действовать так у Карюхина были основания. Но надо посочувствовать рабочим: и Карюхин их лупит по лицам, и их этнические юридические защитники с подобной практикой соглашаются. [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[10.12.18] Они погибли или гибнут: люди попрежнему в тюрьмах и иных местах изоляции и заключения. На образ другого, — не важно: этнически, национально или религиозно — переносится раздражение, связанное в том числе с внутренними проблемами. Как может Россия дать какие-либо гарантии в восстановлении Сирии, если Путин не может гарантировать безопасность собственным гражданам, которых мордует как хочет репрессивно-чиновничья клика. Новые исполнители-опричники карали вчерашних палачей теми же противозаконными методами и даже не скрывали этого: суды с голоса власти начинали демонстративно действовать по закону и ссылаться на европейские своды правил и решения международных судов, причем, конкретные исполнители-судьи были те же самые, что вчера выносили приговоры по распоряжению ныне попавших в немилость опричников. Повидимому, сами они не видят и не ощущают очевидность очевидной профанации - болезнь зашла слишком далеко - это уже шизоидная объективность. Им просто не доступно, что значит закон как система; они полагают, что закон - это справедливость по понятиям или: если вам надо, сделаем, как вы говорите, - и преданно смотрят в глаза. Громкие посадки «селебрити» ухудшили рейтинг коррупции в России. Несмотря на недавнюю серию громких коррупционных разоблачений в России, наша страна опустилась еще на 12 позиций в рейтинге, заняв 131-е место из 176 стран. Ниже России в новом рейтинге оказались в основном лишь страны, где в сейчас идет война или наблюдается геноцид. [ читать дальше ]

[10.12.18] Известно, два сапога - пара; логически Две пары составляют четыре сапога; но у нас в почете все уникальное, и вот две пары состоят из трех обувок... Ранее занимавший пост министра обороны РФ Анатолий Сердюков составил такую пару с Евгенией Васильевой. Скандал в связи с хищениями разразился в 2012 году. Григорий Иосифович Элькины был в те поры руководителем Ростандарта и параллельно и противозаконно гендиром нескольких фирм, занимавшихся очисткой сточных вод официально, а неофициально рейдерскими захватами чужого имущества и государственного леса в Москве. Ущерб тогда оценили в несколько миллиардов рублей. Васильеву приговорили к пяти годам колонии, но через несколько месяцев она вышла по УДО. Анатолий Сердюков сейчас возглавляет авиационный кластер в госкорпорации Ростех, как и бывший шеф Росстандарта Г.И.Элькин, как говорится, два сапога - пара. Дали туфельки слону, взял он туфельку одну и сказал, а мне пошире и не две, а все четыре, - умеет слоник считать. Вот и получается, сапог - три, а пар - две... [ читать дальше ]

[10.12.18] Народ безмолствует... Кто-то увлеченно рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. Всепроникающий штат карателей-следователей СК РФ будет увеличен. Столпом авторитетной бизнес-империи можно считать мобильную связь. Связями занимается один из шефов Ростеха, бывший директор Росстандарта Григорий Элькин. А ведь неоднократно говаривал Владимир Путин: тот, кто обвиняет, должен быть сам чист как стеклышко. Тогда давайте исполнять поручение президента: пусть следователи - каждый - публично- докажут, что не имеют отношения к коррупции; мы - общественность, гражданское общество - посмотрим, проверим, расследуем - не хуже них уже умеем. Если арестовывать подозреваемого (обвиняемого, свидетеля) на основании заявления следователя, - дескать, может уничтожить улики, то надо посадить под арест и следователя - для соревновательности процесса, - он-то уж точно и уничтожит и родит все, что надо. А через два месяца и решим, выпускать или продлить. А вообще-толучше к президенту Путину не обращайтесь, я уже ходил, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[10.12.18]Откуда баксы, агент Карюхин? Карюхин спрятал левые баксы от своего шефа из Службы внешней разведки (СВР) и от налоговой инспекции. Признанный профнепригодным агент СВР, во всяком случае он так уверял и всем совал под нос ксиву, Павел Карюхин, видно в расчете на придурков или мздоимцев, уверяет судью Николинского суда, что он купил в Москве участок земли размером 30 соток за 80 тыс рублей в 2005 году, когда она стоила там примерно 200 тысяч рублей за 1 (одну) сотку и требует от продавца, чтобы он вернул ему, Карюхину, примерно 4.5 млн рублей, которые он внес, дескать, на нужды благоустройства поселка. Уже видно, что никак не сходится. Но интересно и другое: где наскреб в 2005-06 году сотрудник Службы внешней разведки четыре миллиона с лишним рублей? Если он получал зарплату в 2 тыс долларов, что в то время было невероятно, то есть 50 тыс рублей, то ему на это понадобилось бы копить 10 лет, если бы он вообще ни на что не тратился, а если бы половину тратил на житье, то все 20 лет. Одновременно Карюхин на полученном участке срочно возвел хоромы, баню и гараж, которые обошлись не менее чем в те же 4-5 млн рублей. А эти откуда? Еще 10-20 лет? Нечисто здесь, точно нечисто, не зря Карюхин уговорил своего риелтора оформить сделку как взнос в производство - эти деньги ему не надо было показывать в налоговую и, значит, на работе, то бишь - в Службу внешней разведки, где его, уж точно, спросили бы: откуда баксы, агент Карюхин? [ читать дальше ]

[10.12.18]На полпути к полсвободе, или детеныш зашевелился... Снова вляпался Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха. Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. [ читать дальше ]

[10.12.18]А вот представьте, если оправдают и выпустят? Страсть господня... На него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? В поселке Архангельское Красногорского района 10 октября убили следователя по особо важным делам МВД России Евгению Шишкину. Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... По указу и зову души каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 66.24 (+66.24)
EUR 75.71 (+75.71)

  25.09.18 :: За нами Москва!
Тараканистая и пузатенькая центурионова кагорта адвокатов, чья репутация измерялась не выигранными судебными процессами и не знанием уголовно-процессуального права, а тесными связями с милицейскими и прокурорскими генералами, захватила этот рынок: рынок решения вопросов формировался одновременно на федеральном и региональном уровне. Денис Тумаркин уже работал адвокатом в коллегии адвокатов Фемида-Групп, куда трудоустроился благодаря диплому Московского нового юридического института (МНЮИ). В ходе расследования уголовного дела о групповом разбое следователи ГУВД Москвы обнаружили признаки фальсификации диплома о высшем образовании и возбудили новое дело — о подделке документов. Нет подтверждения, состоялась ли тогда встреча Тумаркина с директором Росстандарта Г.И.Элькиным, или это произошло позже; точно то же самое относится и к сотруднику Службы внешней разведки СВР) П.А.Карюхину, для которого Никулинский суд стал центром его афер с гаражами... Немецкий предприниматель Юрий Судгаймер, владелец кировских предприятий по заготовке и переработке леса, который искал помощи в наказании своего партнера за хищение с предприятий 40 млн долларов. Через пару лет Судгаймер станет ключевым свидетелем в деле о коррупции губернатора Кировской области Никиты Белых

Тараканистая и пузатенькая центурионова кагорта адвокатов, чья репутация измерялась не выигранными судебными процессами и не знанием уголовно-процессуального права, а тесными связями с милицейскими и прокурорскими генералами, захватила этот рынок: рынок решения вопросов формировался одновременно на федеральном и региональном уровне. Денис Тумаркин уже работал адвокатом в коллегии адвокатов Фемида-Групп, куда трудоустроился благодаря диплому Московского нового юридического института (МНЮИ). В ходе расследования уголовного дела о групповом разбое следователи ГУВД Москвы обнаружили признаки фальсификации диплома о высшем образовании и возбудили новое дело — о подделке документов. Нет подтверждения, состоялась ли тогда встреча Тумаркина с директором Росстандарта Г.И.Элькиным, или это произошло позже; точно то же самое относится и к сотруднику Службы внешней разведки СВР) П.А.Карюхину, для которого Никулинский суд стал центром его афер с гаражами... Немецкий предприниматель Юрий Судгаймер, владелец кировских предприятий по заготовке и переработке леса, который искал помощи в наказании своего партнера за хищение с предприятий 40 млн долларов. Через пару лет Судгаймер станет ключевым свидетелем в деле о коррупции губернатора Кировской области Никиты Белых

19 СЕНТЯБРЯ 2018, Адвоката судят за клевету на судью в ходатайстве Подмосковный адвокат Борис Ольхов стал фигурантом уголовного дела о клевете на судью. В одном из поданных ходатайств об отводе судьи он заявил, что тот «участвовал в денежных разборках между подсудимым и потерпевшим».В марте 2017 года в Ступинском городском суде Московской области адвокат Ольхов защищал своего доверителя по делу об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. В ходе рассмотрения дела он подал два заявления об отводе судьи, в которых просил передать дело другому судье, пишет «Адвокатская газета». В ЭТОМ СЮЖЕТЕАдвокат получил реальный срок за покушение на мошенничество4 СЕНТЯБРЯ, 8:44Задержанный в суде адвокат стал фигурантом дела о насилии над приставами7 СЕНТЯБРЯ, 13:41Свои ходатайства об отводе адвокат объяснял тем, что это необходимо для обеспечения объективного рассмотрения дела: после того, как подсудимый отказался от особого порядка рассмотрения уголовного дела, судья Николай Сотников стал «угрожать» ему. Кроме того, адвокат указал, что в ходе предварительного слушания председательствующий судья предложил подсудимому положить на кафедру свидетеля 50 000 руб., а потерпевшему их взять. Это говорит о том, что судья «возложил на суд несвойственные ему функции», участвуя в «денежных разборках между подсудимым и потерпевшим», что свидетельствует о заинтересованности судьи в исходе дела, писал адвокат.Сотников не только отклонил ходатайства, но и нашел в них «оскорбительные формулировки», а потому попросил АП Московской области привлечь защитника к дисциплинарной ответственности. Адвокату позднее вынесли замечание. Этим судья не ограничился и вынес частное постановление, в котором проинформировал следственные органы о наличии в действиях адвоката признаков преступления против правосудия. Потом это постановление было отменено в апелляции, но ГСУ СКР по Московской области все равно возбудило уголовное дело. В конечном счете Ольхова обвинили в клевете в отношении судьи (ч. 1 ст. 298.1 УК).За какие слова судят адвоката «Судья отказывается отправлять правосудие в соответствии с требованиями закона; рамки УПК, похоже, ему тесноваты».«Судья, после того как потерпевший отказался от особого порядка рассмотрения дела, стал «открыто» ему угрожать».«...красиво хотел председательствующий и потерпевшему в ходе процесса ущерб возместить. Предложив на кафедру свидетелей 50 000 рублей подсудимому положить, а потерпевшему их взять».«Лично у меня после этих не предусмотренных УПК действий Сотникова сложилось впечатление о том, что председательствующий в доле».«Недавняя отмена оправдательного приговора Сотникова по делу о получении взятки, которая сейчас широко обсуждается в адвокатских кругах, существенно добавляет к моим сомнениям в беспристрастности председательствующего».«...превратил процесс в базар, спор двух лиц».«...находчивый Сотников ловко остановил меня статьей 252 УПК».Как утверждает следствие, адвокат своими высказываниями «распространил заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения, затрагивающие репутацию, профессиональные и моральные качества судьи, опорочив его честь и достоинство как человека и лица, отправляющего правосудие, одновременно нарушив нормальную деятельность суда и умалив авторитет судебной власти».Сам адвокат уверен, что в его действиях не было состава инкриминируемых преступлений. Сегодня в Каширском городском суде Московской области состоялось предварительное заседание по делу, на котором Ольхов собирался подать ходатайство о прекращении дела. Максим Вараксин
Категория адвокатов, чья репутация измерялась не выигранными судебными процессами и не знанием уголовно-процессуального права, а тесными связями с милицейскими и прокурорскими генералами, захватила этот рынок: рынок решения вопросов формировался одновременно на федеральном и региональном уровне. Денис Тумаркин уже работал адвокатом в коллегии адвокатов Фемида-Групп, куда трудоустроился благодаря диплому Московского нового юридического института (МНЮИ). В ходе расследования уголовного дела о групповом разбое следователи ГУВД Москвы обнаружили признаки фальсификации диплома о высшем образовании и возбудили новое дело — о подделке документов. Нет подтверждения, состоялась ли тогда встреча Тумаркина с директором Росстандарта Г.И.Элькиным, или это произошло позже; точно то же самое относится и к сотруднику Службы внешней разведки СВР) П.А.Карюхину, для которого Никулинский суд стал центром его афер с гаражами... Немецкий предприниматель Юрий Судгаймер, владелец кировских предприятий по заготовке и переработке леса, который искал помощи в наказании своего партнера за хищение с предприятий 40 млн долларов. Через пару лет Судгаймер станет ключевым свидетелем в деле о коррупции губернатора Кировской области Никиты Белых, но прежде чем понести деньги чиновнику под контролем оперативников ФСБ, он на протяжении полугода добивался расследования хищений своих миллионов в Кировской области.
Центурио́н (лат. centurio — со́тник; в классическую эпоху произносилось: кентурио; др.-греч. κεντυρίων, κεντυρίωνος — «кентури́он, кентури́онос», церк.-слав. кєнтурио́нъ) в римской армии — командир центурии; центурионы высшего ранга командовали также более крупными подразделениями (манипула, когорта, вексилляция).Отличительными признаками центуриона был чешуйчатый панцирь катафракта, шлем с посеребрённым поперечным гребнем (для ориентирования солдат в бою), поножи; панцирь обычно украшался наградными бляхами (фалерами) на цепи. Центурион постоянно носил палку (vitis) из виноградной лозы, как знак и орудие своей власти. Щит был железный, небольшой; по этой причине центурион и меч носил на левом боку, а не на правом, как простые легионеры. В бою центурион занимал место в первом ряду, на правом фланге своей центурии.Иерархия центурионовВ легионе было 60 центурионов. При первоначальном построении легиона фалангой центурион командовал подразделением, не имевшим самостоятельного тактического значения. После введения манипулярного строя (конец IV в. до н. э.) один центурион, prior («передний»), стал командовать на правом, другой, posterior («задний») — на левом фланге манипулы, состоявшей из двух центурий; правофланговый центурион считался старшим, что видно и из названий. Кроме этого, положение центурионов различалось в зависимости от принадлежности их к роду легионеров: был ли это центурион элитной манипулы пилов, иначе триариев (наиболее старых и опытных воинов, стоявших в третьей линии); манипулы гастатов (молодых воинов первой линии); манипулы принципов (воинов второй линии). После реформ Гая Мария основной тактической единицей стала когорта; в когорте насчитывалось 6 центурий, всех когорт в легионе было 10. А так как из трёх манипул когорты одна по-прежнему называлась «пилус», другая «принцип», а третья «гастат» (различались они местом в строю, но уже не составом и не вооружением) — то в результате и среди центурионов сформировалась жёсткая иерархия, при которой старшим был первый центурион (prior) пилуса, командовавший всей когортой, затем шел первый центурион принципов, затем гастатов, затем вторые центурионы (posteriores) пилуса, принципов и гастатов. С другой стороны, между когортами также существовала иерархия, определявшаяся их номером в легионе. Таким образом, старшим центурионом легиона был первый центурион пилуса первой когорты, носивший наименование «примипил» (лат. primus pilus, или primipilus), а самым младшим — второй центурион гастатов X когорты:История Дионисия Золотова, занимавшегося в СИЗО многомиллионными мошенничествами, и его клиентовЭтот материал вышел в № 90 от 20 августа 2018 19 августа 2018
Андрей СухотинспецкорДовольно символично, что карьеру адвоката Денис Тумаркин начал в то время, когда в стране было объявлено о комплексе мер, связанных с усилением правоохранительной системы. Избранный в 2000 году президентом Владимир Путин, хотя и воспринимался элитами как выразитель их интересов, почти сразу начал реализовывать собственную политику. Ее главным инструментом должна была стать силовая вертикаль, формировать которую пришлось фактически в условиях боевых действий: различные подразделения МВД около полугода наносили удары по членам и без того небольшой команды нового главы государства. Даже первый президентский указ — о назначении председателем Мосгорсуда Ольги Егоровой — встретил сопротивление в Высшей квалификационной коллегии судей.В конце концов к 2002 году правоохранительный блок был приведен к общему знаменателю и вскоре ударил по крупным финансово-промышленным группам — все началось с уголовного преследования акционеров и топ-менеджеров нефтяной компании «ЮКОС». Это дело было, пожалуй, первой обкаткой силовой вертикали, хотя бы потому, что благодаря масштабу дела в сборе доказательств вины поучаствовал едва ли не каждый оперативник и следователь — от районного следственного отдела МВД до Следственного комитета при Генпрокуратуре.В итоге правоохранители получили широкие полномочия, которые выражались главным образом в вольном правоприменении: теперь для производства обыска, изъятия документов и ареста счетов достаточным оказался не комплекс доказательств, а относительно достоверная оперативная информация. А надзорные и судебные органы, до того довольно въедливо изучавшие материалы следствия, стали все более активно поддерживать обвинительную линию. Методика же работы оперативных и следственных органов, которые вели «дело ЮКОСа», распространилась и на другие коммерческие предприятия. Повсеместная волна заказных проверок и уголовных дел выглядела явлением диким, но была неизбежна — правоохранители уже не могли перестроиться.И тут в цепочке между заказчиком и исполнителем уголовного дела появилась новая ниша — посредник. Тот, кто мог бы балансировать между задачами одной стороны и запросами другой. Возникли подобные «специалисты» поначалу в среде адвокатов, для которых регулярное взаимодействие с коммерсантами и силовиками было служебной обязанностью.В адвокатском сообществе появилась целая категория тех, чья репутация измерялась не выигранными судебными процессами и не знанием уголовно-процессуального права, а тесными связями с милицейскими и прокурорскими генералами.Рынок «решения вопросов» формировался одновременно на федеральном и региональном уровне.Денис Тумаркин начинал с самых низов столичной милиции.Первое делоРанним утром 17 сентября 2001 года на территорию склада временного хранения «Терминал-Премьер» в подмосковной Лобне въехал грузовой автомобиль, перевозивший из Санкт-Петербурга китайские гербициды.К водителю грузовика подошел сотрудник таможенной службы (о чем свидетельствовало фирменное обмундирование), представился и потребовал предъявить документы на товар. Выяснив стоимость груза (3,5 млн рублей), водителю объявили о проводимой в таможенном терминале проверке, рекомендовав отвезти товар на один из складов в московском районе Митино. Почти сразу подошли и представители фирмы-грузополучателя с экспедитором, вызвавшиеся сопровождать автомобиль. Водитель сел в машину и отправился на север столицы.На митинском складе группу встречал Денис Тумаркин, представившийся заместителем директора фирмы-грузополучателя. Он сильно переживал из-за возникшей волокиты и потребовал от водителя товаросопроводительные документы, в итоге распорядился: везти груз в Красногорский район московской области — для перегрузки содержимого в другой автомобиль.

На следующий день с водителем связались настоящие владельцы груза, не обнаружившие на лобнинском складе приобретенные гербициды.

Через пару месяцев группа, в которую помимо Дениса Тумаркина входили еще по меньшей мере шесть человек, повторит этот трюк с партией немецкого оптического оборудования, которую будет везти водитель из Польши по фамилии Бенек. А для того, чтобы выгрузить оборудование на сумму около 40 млн рублей, они даже попросят охранника склада привлечь солдат-срочников. «Тумаркин руководил перегрузкой, а его соучастники напоили Бенека спиртными напитками, в результате чего тот уснул», — напишет затем в своем обвинительном заключении следователь московской прокуратуры.

В течение года группа аналогичным образом перегрузит электробытовую технику, американские сканеры и мониторы, финские кондиционеры…


Фото: PhotoXPress
В сентябре 2002 года Денис Тумаркин, обладавший характерной внешностью, был опознан несколькими водителями, которые помогли составить его фоторобот. Задержание на Минском шоссе оперативники Московского уголовного розыска производили совместно с сотрудниками ГИБДД.

К тому моменту задержанный уже работал адвокатом в коллегии адвокатов «Фемида-Групп», куда трудоустроился благодаря диплому Московского нового юридического института (МНЮИ). В ходе расследования уголовного дела о групповом разбое следователи ГУВД Москвы обнаружили признаки фальсификации диплома о высшем образовании и возбудили новое дело — о подделке документов.

Выступая в Нагатинском районном суде Москвы, Тумаркин признал вину в хищении импортируемых в Россию товаров, но не в подделке диплома МНЮИ — юридическим образованием он гордился. «Я готов обличить других участников преступлений, но только после их задержания, поскольку опасаюсь физического воздействия на членов моей семьи», — добавил юрист, призывая суд к гуманному приговору.

Несмотря на обвинения в серии разбойных нападений, Нагатинский районный суд признал Тумаркина виновным лишь в хищении перевозившихся дальнобойщиками товаров.

«Тумаркин в суде заявил, что все осознал, глубоко раскаивается в содеянном и просит его строго не наказывать, так как он готов принять все меры к возмещению ущерба и оказать содействие в изобличении других участников группы при их задержании», — следует из постановления суда, в итоге приговорившего юриста к 3 годам лишения свободы.
Через год Тумаркин досрочно освободился из исправительной колонии Республики Удмуртия (ИК-6 ЛЮГА), еще год потребовался для снятия судимости. «Тумаркин после освобождения зарекомендовал себя только с положительной стороны, не допускал нарушений общественного порядка, исключительно положительно характеризуется по месту жительства и работы, своим примерным поведением после отбытия наказания доказал свое полное исправление», — следовало из постановления все того же Нагатинского суда.

Незадолго до этого в прокуратуру Москвы поступило заявление председателя правления Москомприватбанка, в котором тот просил привлечь Тумаркина к уголовной ответственности за хищение кредитных средств банка на сумму более 1,3 млн долларов.

Ставки повышаются
Летом 2007 года в Главном следственном управлении (ГСУ) ГУВД Москвы было возбуждено уголовное дело об уклонении от уплаты налогов руководством строительной компании «ДКН». Оперативное сопровождение расследования осуществляли работники управления по налоговым преступлениям (УНП) ГУВД, которые уже осенью установили, что ДКН использует для вывода денежных средств из безналичного оборота шесть фирм-однодневок. На основании рапорта налоговых полицейских следствие произвело обыски в квартирах предполагаемых обнальщиков, по результатам которых изъяло печати, бухгалтерские документы и компьютерные жесткие диски.

Когда на горизонте замаячил арест, один из владельцев фирм обратился за помощью к своему знакомому — оперуполномоченному из отдела экономической безопасности (ОЭБ) УВД по ЦАО по Москве. Тот организовал ему несколько встреч с коллегами, которые убедили предпринимателя в серьезности сложившейся ситуации, а затем отвез к своему знакомому адвокату Денису Тумаркину.


Денис Тумаркин. Фото из архива
Тумаркин, представившийся адвокатом с обширными связями в столичной милиции, внимательно выслушал гостя, сделал несколько звонков и объявил, что за 40 млн рублей договорится с начальством ГСУ ГУВД Москвы и УНП ГУВД Москвы прекратить уголовное дело и вернуть изъятые вещдоки.

«Тумаркин сказал, что ситуация для меня может быть очень серьезной и что мне лучше какое-то время пожить в гостинице, произнеся фразу «лучше плохо прятаться, чем хорошо сидеть», — позже расскажет коммерсант на допросе, объясняя свое согласие передать требуемую сумму.
Не почувствовав изменений в уголовном деле, бизнесмен и его партнер договорились совместными усилиями вернуть деньги. Один из них назначил адвокату встречу в гостинице «Украина», предварительно заручившись поддержкой знакомого из Чечни, работавшего в частном охранном предприятии и оказывавшего коллекторские услуги. Но на встрече все пошло не по плану: Тумаркин накричал на бизнесмена, разбил стакан с водой и потребовал еще 12 млн рублей за свою работу, а в противном случае обещал «посадить» нерадивого клиента.

Коллекторы же, привлеченные бизнесменом, рекомендовали ему заплатить, обещая проконтролировать исполнение Тумаркиным своих обязательств. Адвокату был передан второй транш, после чего бизнесмены провели с ним еще несколько встреч, записывая переговоры на диктофон. На одной из них, как следует из расшифровки переговоров, Тумаркин возмутился привлечением коллекторов с Северного Кавказа: «Он дурак, он везет ко мне чеченцев, которым я помогаю…»

В ходе разговора о прекращении уголовного преследования адвокат постоянно хватался за телефон, принимая звонки то от тогдашнего начальника УВД по ЗАО Алексея Лаушкина, то от главы ГСУ ГУВД Москвы Ивана Глухова. Однажды он якобы даже заставил ждать на линии начальника службы безопасности президента Виктора Золотова. Сидевший напротив бизнесмен, похоже, верил в происходящее…

Вскоре на него вышел реальный представитель следствия, объяснив, что Денис Тумаркин полученные деньги присвоил, и предложил помочь с прекращением дела за 1,5 млн долларов. Тогда предприниматели обратились в Департамент собственной безопасности (ДСБ) МВД, по инструкции оперативников которого провели несколько контрольных встреч. При передаче денег посредник был задержан, особисты МВД взяли и оперуполномоченного УНП ГУВД Москвы. Также под обвинением оказался и сотрудник ОЭБ УВД по ЦАО, когда-то познакомивший коммерсантов с Денисом Тумаркиным.

«Я рассчитывал, что он заплатит мне комиссию за посредничество, но он и меня обманул», — сокрушался в ходе допроса оперативник по поводу действий товарища-адвоката, который к моменту первых арестов уже улетел в Израиль.

Один из потерпевших коммерсантов позже обратится с заявлением в прокуратуру ЮАО Москвы:

«Я неоднократно указывал на коррупционные связи Тумаркина в правоохранительных органах, однако никакой реакции не последовало От его действий пострадал не один я: сначала он похищал грузовые фуры с таможенных терминалов, потом, выдавая себя за сотрудника ФСБ, похитил квартиру у гр-на Ярошевского А.В., потом похищает квартиру и автомобиль у гр-ки Матвеевой О., представляясь заместителем прокурора ЮЗАО Москвы… Ему все сходит с рук!»
Дело все-таки возбудили.


Петр Саруханов / «Новая газета»
Дионисий Золотов: смена личности
12 марта 2013 года в сводках ГУ МВД по Москве было зарегистрировано сообщение: «В 16.00 сотрудниками 5-го ОРЧ ОУР УВД по САО Твердохлебом, Руденко у дома 24 по ул. Беговой задержан Тумаркин Денис Владимирович (Шапиро Дан), 10.06.1977 г.р., уроженец г. Москвы, находящийся в международном розыске по линии НЦБ Интерпола, за совершение преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК России. Инициатор розыска — ГСУ СК России по г. Москве. Мера пресечения — арест. Передан инициатору розыска».

Для Дениса Тумаркина, кажется, это задержание не стало сюрпризом: прежде чем вылететь из Тель-Авива, он договорился с потерпевшими о возмещении ущерба и получил гарантии о рассмотрении своего дела в особом порядке.

Выступая в Никулинском районном суде Москвы, Тумаркин в очередной раз раскаялся в содеянном и пообещал исправиться. Суд поверил — и приговорил адвоката к условному сроку.

Но чуда не случилось: осенью Денис Тумаркин основал международную группу юридических компаний «Защита», под эгидой которой деятельность по «решению вопросов» возобновилась. На этот раз, правда, Тумаркин отлично подготовился: снял помещение в Западном округе столицы, которое в результате дорогостоящего ремонта превратилось в престижный офис с просторной переговорной, оборудованной современными средствами скрытого аудио- и видеонаблюдения, — для записи встреч с бизнесменами и полицейскими.

Первым крупным клиентом юридических компаний стал немецкий предприниматель Юрий Судгаймер, владелец кировских предприятий по заготовке и переработке леса, который искал помощи в наказании своего партнера за хищение с предприятий 40 млн долларов. Через пару лет Судгаймер станет ключевым свидетелем в деле о коррупции губернатора Кировской области Никиты Белых, но прежде чем понести деньги чиновнику под контролем оперативников ФСБ, он на протяжении полугода добивался расследования хищений своих миллионов в Кировской области.

На состоятельного немца Тумаркин сразу произвел впечатление — повез в следственную часть УВД ЗАО, где следователь моментально вынес постановление о возбуждении уголовного дела. Правда, как впоследствии признается сам Судгаймер, в заявлении о преступлении пришлось изменить место соглашения об инвестициях в Кировскую область: договоренность была достигнута в Швейцарии, но с легкой руки следователя в постановлении указали ТРЦ «Времена года» — чтобы у полицейских Западного округа столицы имелись основания для начала расследования.

Пока немецкий бизнесмен ожидал первых результатов расследования, Тумаркин встретился с его российским партнером и договорился привлечь и Судгаймера к уголовной ответственности. Затем инициировал встречу между конфликтующими сторонами, которая завершилась задержанием немецкого бизнесмена при участии бойцов СОБРа. Эта операция проходила в рамках проверки заявления о вымогательстве, поданном российским партнером немца по рекомендации Дениса Тумаркина в ГУ МВД по ЦФО (это подразделение сопровождало дело о прежнем мошенничестве Тумаркина).

Наутро Судгаймера отпустили. «Тумаркин рекомендовал мне срочно улетать из России. Настаивал на Израиле, где у него имелись знакомые, которые будут меня оберегать. Но я полетел в Европу», — рассказывал затем Судгаймер.

Вскоре немецкий предприниматель перевел со своего швейцарского счета в Credite Swiss 10 млн долларов на счет российской компании, открытый в тульском филиале Сбербанка, — это стало платой за безопасное возвращение Судгаймера в Москву.

Бизнесмен впоследствии обращался в Следственный комитет с заявлением о привлечении Тумаркина к уголовной ответственности, но ничего не добился.

А Денис Тумаркин тем времен успел получить паспорт на имя Дионисия Золотова и почти сразу провернул аферу с застройщиком многоквартирного жилого дома в Сергиевом Посаде Виктором Круликовским.


Виктор Круликовский. Odnoklassniki.ru
«Я строил жилой дом, уже было потрачено более 900 млн рублей, но в какой-то момент работники прокуратуры [в ходе проверки] пришли к выводу, что угол возводимого дома на 10–15 метров попадает в охранную зону архитектурного ансамбля Троице-Сергиевой лавры… В октябре я встретился с Золотовым в его офисе. В ходе разговора он заверил меня, что с его стороны будет предоставлена квалифицированная юридическая поддержка в решении всех вопросов, а также сообщил, что является племянником Главнокомандующего внутренними войсками МВД России генерал-полковника Золотова Виктора Васильевича. Он внушил мне доверие, между нашими компаниями был заключен договор на оказание юридических услуг», — рассказывал позже Круликовский.

ЖК «Виктория Парк» в Сергиевом Посаде. Фото: remont-f.ru
Как только подмосковный строитель начал работать с группой компаний «Защита», в СУ УМВД России по Сергиево-Посадскому району было возбуждено уголовное дело о покушении на мошенничество, в орбиту которого должен был попасть Круликовский. Золотов, как рассказывал бизнесмен, незамедлительно провел совещание, на котором сообщил о «группе влиятельных лиц, которые намеренно парализуют строительство в целях рейдерского захвата компании».

«Для предотвращения этого и в целях нашей личной безопасности Золотов предложил мне и дочери незамедлительно покинуть пределы страны, поселиться в Израиле, у него там якобы была поддержка. Ситуация была представлена таким образом, что нас могут задержать в любой момент, поэтому надо подумать и, может быть, даже не возвращаться в Сергиев Посад. Также он рекомендовал временно переоформить доли в компании на его людей — опять же в целях нашей безопасности. Все услышанное повергло нас в шок… Я сказал, что никуда не поеду, ни я, ни дочь передавать компанию указанным им лицам не будем, к нотариусу не поедем. Он сказал, что меня посадят. Я ответил, что пусть сажают, он мне даст адвокатов, я буду бороться. Тогда он сказал, что будет думать и искать другие пути решения проблемы», — говорил Круликовский.
Альтернатива нашлась буквально на следующий день: Денис Тумаркин (Дионисий Золотов) сообщил, что договорился о прекращении уголовного преследования за 150 млн рублей.

«Практически сразу после достижения соглашения ситуация действительно стала меняться. В апреле [2014 года] в Сергиев Посад приезжал начальник ГУ МВД по Московской области генерал-майор полиции Пауков. На встречу с ним были приглашены более 500 человек, в том числе дольщики, сотрудники нашей компании, руководители района и города, руководители УМВД по Сергиево-Посадскому муниципальному району, а также других силовых структур. В ходе данной встречи Пауков на вопросы дольщиков ответил, в ходе проверки установлено, что на объекте строительства никаких нарушений закона не выявлено и «кошмарить» бизнес больше никто не будет».
150 млн рублей были перечислены Круликовским все в тот же тульский филиал Сбербанка — на счет представленной Тумаркиным (Золотовым) компании.

Через полгода бизнесмен узнает о задержании своего защитника оперативниками ФСБ и сам обратится с заявлением.

«Лефортово» — жертва генералов
В августе 2014 года Дионисий Золотов был задержан оперативниками 3-й службы УСБ ФСБ, осуществляющей контрразведывательное обеспечение региональных управлений спецслужбы. Поводом послужила попавшая в УСБ ФСБ видеозапись встречи Тумаркина (Золотова) с замначальника следственной части УВД ЮАО по Москве, согласно которой юрист договаривался о снятии запрета на регистрационные действия с земельного участка, арестованного в рамках уголовного дела.

Новость об аресте Тумаркина (Золотова) всколыхнула сразу несколько окружных управлений внутренних дел Москвы: благодаря полученным материалам десятки офицеров полиции выстроились в очередь к оперативникам УСБ ФСБ, чтобы подписать соглашения о конфиденциальном сотрудничестве.

Несколько месяцев Дионисий Золотов, помещенный в СИЗО «Лефортово», отказывался от дачи показаний. Молчание юриста было понятно: прежде ему приходилось приносить в жертву правоохранителей среднего звена, но на этот раз особисты Лубянки ждали от него показаний на начальника УВД по ЗАО генерала Владимира Рожкова.

Когда Тумаркин (Золотов) наконец согласился изобличить генерала, ГСУ СКР поддержало ходатайство юриста о заключении досудебного соглашения с Генпрокуратурой. Так выяснилось, что

почти все руководство полиции Западного округа находилось на довольствии у Тумаркина (Золотова), который не только привозил им наличные, но и оплачивал ремонт квартир, дарил дорогие машины.

Почему чекисты обратили внимание на Рожкова, стало понятно лишь в прошлом году, когда собранные оперативные материалы были использованы в качестве формального основания для увольнения начальника ГУ МВД по Москве Анатолия Якунина.

В итоге благодаря досудебному соглашению Тверской районный суд Москвы приговорил Тумаркина (Золотова) к 6 годам колонии.

Но не успел приговор вступить в законную силу, как следственное управление (СУ) ФСБ возбудило новое уголовное дело — о хищении Тумаркиным (Золотовым) 150 млн рублей у того самого подмосковного строителя Виктора Круликовского.

Основными доказательствами вины юриста стала видеозапись, сделанная в переговорной комнате офиса группы «Защита». Примечательно, что из этого дела в отдельное производство были выделены материалы о незаконной банковской деятельности, которую осуществляли знакомые Тумаркина (Золотова), регистрировавшие компании и открывавшие счета в тульском филиале Сбербанка для получения на них безналичных платежей за «решение вопросов». Так выяснилось, что всего за три года на счета фирм-однодневок поступило около 4 млрд рублей.

Тумаркин (Золотов) заключил новое досудебное соглашение и попросил рассмотреть дело в особом порядке.

Подмосковный строитель Виктор Круликовский не стал возражать, получив гарантии от офицеров УСБ ФСБ в том, что обвиняемый возместит ущерб.

Весной Никулинский районный суд приговорил юриста к шести месяцам колонии.

Ущерб перед Круликовским он так и не возместил.

«Водник»: смерть топ-менеджера

СИЗО «Водник». Фото из архива
Следственный изолятор «Лефортово» не зря считается самым суровым — тесные камеры, конвоирование по пустым коридорам, одиночные прогулки и полное отсутствие связи с внешним миром призваны надломить волю любого человека.

После «Лефортово», как признаются арестанты, любая российская тюрьма может показаться санаторием. Для Тумаркина (Золотова) таким санаторием стал следственный изолятор «Водник» (СИЗО-5), куда он был этапирован незадолго до последнего приговора и где смог вернуться к привычной деятельности по «решению вопросов».

Для этого, надо заметить, были созданы все необходимые условия: Денис Тумаркин (Дионисий Золотов) получил право фактически беспрепятственно и без ограничений во времени перемещаться по изолятору. Большую часть времени он проводил в оперативной части ФСИН и в кабинетах для следственных действий и свиданий, где общался с другими арестантами и их адвокатами.

Его просторная камера, где отсутствовали средства видеоконтроля, заполнилась арестованными коллекторами и охранниками, вместе с которыми Тумаркин (Золотов) предлагал состоятельным бизнесменам, чиновникам и банкирам урегулировать проблемы с их уголовными делами. И, видимо, благодаря работникам оперчасти изолятора, постоянно контактировавшим с заключенными, у обитателей «Водника» стало возникать устойчивое ощущение в силе их соседа. Словом, как мне кажется, сотрудники ФСИН делали все то же, что и столичные полицейские еще пару лет назад…

Для того чтобы формализовать деловые отношения, клиенты Тумаркина (Золотова) заключали соглашение с его адвокатом Александром Малофеевым, в 2010 году сменившим службу в правоохранительных органах на работу в коллегии адвокатов «Фемида-Групп».

В марте 2017 года новым клиентом адвоката стал исполнительный директор по контролю качества «Роскосмоса» Владимир Евдокимов, которого поместили в «Водник» по обвинению в участии в схеме по хищению имущественного комплекса ракетостроительной корпорации «МиГ».


Владимир Евдокимов. Фото из архива
Благодаря переводу в камеру к Тумаркину (Золотову) у топ-менеджера госкорпорации заметно улучшилась жизнь: появились телефон, виски и даже сигары. Вскоре Евдокимов попросил супругу Валентину Ракитину, которая и перечисляла деньги на маленькие радости жизни в СИЗО, собрать 50 млн рублей — для скорого освобождения и прекращения уголовного преследования. В качестве гаранта «решения вопроса», пояснял жене Евдокимов, выступал «смотрящий» за камерой по имени Дионисий — человек уважаемый и влиятельный.

Ракитина после непродолжительных споров деньги собрала и, следуя телефонной инструкции адвоката Тумаркина (Золотова) Александра Малофеева, заложила в ячейку на Казанском вокзале. Вскоре она отвезла туда же еще 30 млн рублей. Но Владимир Евдокимов со ссылкой на Дионисия сообщил, что при решении вопроса не был заложен интерес сотрудников ФСБ, из-за чего те готовились организовать топ-менеджеру этап в «Лефортово».

27 марта, со слов Валентины Ракитиной, муж позвонил ей, со ссылкой на того же Дионисия, и приказал срочно прибраться в квартире: якобы посредник задержан и теперь она может быть привлечена в качестве обвиняемой в даче взятки.

Наутро Евдокимов был найден мертвым в туалете камеры.

Следственный комитет не найдет в этой смерти признаков убийства…


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Чтобы решить вопрос, нажмите «решетку». Как связана смерть топ-менеджера «Роскосмоса» с арестом экс-губернатора Никиты Белых
«Матросская Тишина»: война с правозащитниками
В апреле 2017 года Валентина Ракитина обратилась с заявлением в Управление «М» ФСБ (контрразведывательное обеспечение правоохранительной системы) в отношении лиц, обманным путем похитивших у нее 80 млн рублей. В уголовном деле, вскоре возбужденном в ГСУ СКР по Москве, появились обвиняемые — Денис Тумаркин (Дионисий Золотов) и его адвокат Александр Малофеев.

Из следственного изолятора «Водник» обоих перевели в спецблок «Матросской Тишины» (СИЗО-99/1), который оперативно обслуживает все то же Управление «М» ФСБ. Отныне Тумаркин находился под контролем подразделения Лубянки, по сути, перехватившего арестанта у 3-й службы УСБ ФСБ…

Благодаря показаниям Тумаркина (Золотова) чекистам удалось зачистить весь оперативный аппарат ФСИН в «Воднике»: начальник изолятора подал в отставку, ряд его подчиненных были обвинены в халатности или получили взыскания.

Затем Тумаркина (Золотова) перевели из спецблока «Матросской Тишины», вернули мобильный телефон и прежнее влияние — он снова беспрепятственно перемещался по изолятору и проводил время в оперчасти, только уже с новыми кураторами.

Как раз в это время к Тумаркину (Золотову) все чаще стал наведываться член московской Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Денис Набиуллин. В какой-то момент общение стало настолько тесным, что могло показаться, будто между ними возникли приятельские отношения — они не только обменивались информацией о проблемных заключенных, но и болтали на отвлеченные темы.


Денис Набиуллин. Фото: РИА Новости
Однажды правозащитник по пути к Тумаркину (Золотову) заглянул в больницу «Матросской Тишины», где познакомился с Ильдаром Клеблеевым — московским финансистом, обвиняемым в мошенничестве в отношении руководства банка «Агросоюз». В больницу изолятора банкир, инвалид второй группы, был переведен в связи с болезнью сосудов головного мозга.

Этот диагноз входит в правительственный перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей, однако для его подтверждения требуется медицинское освидетельствование в государственной клинике, куда заключенного могут направить только по решению руководства следственного изолятора. Руководство «Матросской Тишины» Клеблееву в освидетельствовании неоднократно отказывало, о чем он рассказал правозащитнику Набиуллину.

Далее член ОНК отправился к Тумаркину (Золотову), а затем вернулся к банкиру с предложением «решить вопрос» с руководством изолятора за 500 тысяч долларов. Клеблеев посоветовался с Тумаркиным (Золотовым), после чего к финансисту пришли сотрудники оперчасти СИЗО и Управления «М» ФСБ с предложением написать заявление о мошенничестве и поучаствовать в оперативном эксперименте.

В ноябре Клеблеев под контролем чекистов провел переговоры с правозащитником в кабинете для свиданий, по результатам которых согласился организовать передачу требуемой суммы.

Встречу Набиуллин назначил прямо напротив главного здания ФСБ, в кафе «Гранд Кофемания», где даже некоторая посуда «заряжена» микрофонами. При передаче денег правозащитник был задержан. На вопрос, для чего предназначались полученные деньги, правозащитник ответил: «Взял на хранение для Дионисия Золотова…»

По иронии судьбы (и по решению суда) Набиуллин был помещен в ту же «Матросскую Тишину» — по соседству с потерпевшим Клеблеевым и свидетелем Тумаркиным (Золотовым).

В ходе расследования этого уголовного дела было установлено, что за посещение некоторых заключенных те перечисляли по 100 тысяч рублей на счет благотворительного фонда «Дисмас», учрежденного правозащитником. После того как между Набиуллиным и Тумаркиным (Золотовым) завязалось плотное общение в «Матросской Тишине», количество переводов увеличилось в разы…

Буквально через пару недель член московской ОНК и журналист Ева Меркачева посетила блок «Матросской Тишины», где располагалась камера Дениса Тумаркина (Дионисия Золотова). По результатам этой встречи в «Московском комсомольце» был опубликован репортаж, в котором журналист рассказала о существующих в изоляторе VIP-камерах для привилегированных заключенных.

«Камера № 275. Вау! Так уж получилось, что недавно я побывала в шведской женской тюрьме и поражалась ее помещениям. Но они меркнут перед этой! Тут можно в футбол гонять! Два больших окна. На стене огромный телевизор, рядом модный пульт. Шикарный холодильник «Индезит» забит деликатесами. Кровати (две совершенно пустые) застелены белоснежным бельем. Кругом красивые полочки для удобства. На одной стоят стильные банки для самых разных специй (на каждой сверху аккуратненькая миленькая ложечка) и вообще много такого, чего не всегда найдешь даже у обеспеченной хозяйки на кухне. Туалет с включающейся вытяжкой, с подвесным унитазом (стоит от 30 до 50 тысяч рублей), с красивым шкафчиком. Такой туалет я видела только в отелях не ниже уровня «четырех звезд», — так в репортаже описывалась камера, в которой жил Денис Тумаркин (Дионисий Золотов), оплативший ремонт целого этажа блока изолятора.
Публикация «Московского комсомольца» вызвала резонанс: прокуратура нагрянула в изолятор с проверкой, комментировать наличие VIP-камеры пришлось руководству ФСИН. По результатам служебной проверки начальство «Матросской Тишины» было уволено, а в качестве популярной меры VIP-сидельцев и обычных арестантов на время поменяли местами.

Так банкиры и бизнесмены узнали о существовании блока «Тубунар» — полуподвальных помещений с голой землей вместо пола, где когда-то содержались больные туберкулезом. Впрочем, когда градус обсуждений снизился, жизнь в «Матросской Тишине» вернулась на круги своя.

А весной Денис Тумаркин (Дионисий Золотов) заключил очередное досудебное соглашение, в рамках которого частично признал злокозненность своих действий в отношении Евдокимова, однако основную вину возложил на адвоката Александра Малофеева, который якобы и организовал всю аферу. Последний своей вины не признал.

Разрушить сделку Тумаркина (Золотова) со следствием могла потерпевшая Валентина Ракитина, но как раз в то время, когда решался вопрос о досудебном соглашении, в ГСУ СКР в отношении нее было возбуждено уголовное дело по признакам посредничества во взяточничестве — за передачу тех самых 80 млн рублей.

Генпрокуратура это постановление отменила — и Золотов беспрепятственно заключил досудебное соглашение.

Приговор
На прошлой неделе дело Тумаркина (Золотова) было рассмотрено Мещанским районным судом в особом порядке — без изучения доказательств и допроса адвоката Малофеева, потерпевшей Ракитиной и сокамерников Владимира Евдокимова… Суд поддержал позицию московской прокуратуры, требовавшей приговорить Золотова к 3,5 года лишения свободы, и путем частичного сложения вынес окончательный приговор — 7,5 года.


Дионисий Золотов в суде 9 августа. Фото: Игорь Иванко / Агентство Москва
Таким образом, к прежнему сроку Дионисия Золотова был добавлен всего год.

Но главное — суд приговорил Золотова к отбыванию наказания в колонии общего режима, что позволяет зачесть отбытый им срок по принципу «год за полтора» в связи с вступлением в июле прошлого года нового закона.

Здесь — коллизия: дело в том, что в случае совершения общего рецидива судом может применяться правило изменения режима отбывания наказания на строгий. Однако Мещанский суд, как и другие столичные суды прежде, встал на сторону обвиняемого.

С учетом же того, что Тумаркин (Золотов) провел в заключении больше четырех лет и отбыть ему осталось всего полтора года, уже сейчас он имеет право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении.


Дионисий Золотов в суде 9 августа. Фото: Игорь Иванко / Агентство Москва
Вот, собственно, и все. Бывший адвокат Тумаркин (Золотов) продемонстрировал всем правоведам, как надо эффективно защищать собственные права. Не ссориться со следователями, не привлекать прессу и правозащитников (разве что к уголовной ответственности), не объявлять голодовку, не жаловаться в ЕСПЧ и не писать президенту…

Начав однажды сотрудничать с системой, Тумаркин (Золотов) не просто стал ее неотъемлемой частью — на собственном примере он показал, как с ней сосуществовать в условиях постоянных перемен.

Менялись полковники и генералы, создавались новые ведомства и упразднялись старые — оставался только Тумаркин (Золотов).

Меняя имена и легенду, он не изменял принципу, ставшему основой его выживания: ты нужен системе, если обладаешь информацией и деньгами. Для их получения он постоянно рисковал, выработав в итоге уникальную способность — он видел «источник силы». Наивные офицеры столичной полиции думали, что превращали Тумаркина (Золотова) из объекта оперативной разработки в объект своего заработка, а в действительности сами становились его активом в будущей сделке.

И вслед за полицией эту ошибку совершили чекисты: сначала из 3-й службы УСБ ФСБ, которым Тумаркин (Золотов) помог свалить руководство столичного главка полиции, а потом и из Управления «М» ФСБ. В том, что последние узнают истинную цену этого сотрудничества, нет никаких сомнений. Тем более что уже сейчас они, похоже, находятся в зоне внимания коллег: в конце июня текущего года оперативники 6-й службы УСБ ФСБ задержали двух офицеров Управления «М», которые курировали деятельность ФСИН и оперативно обслуживали спецблок «Матросской Тишины».

В адвокатском сообществе появилась целая категория тех, чья репутация измерялась не выигранными судебными процессами и не знанием уголовно-процессуального права, а тесными связями с милицейскими и прокурорскими генералами. Рынок решения вопросов формировался одновременно на федеральном и региональном уровне. Денис Тумаркин уже работал адвокатом в коллегии адвокатов Фемида-Групп, куда трудоустроился благодаря диплому Московского нового юридического института (МНЮИ). В ходе расследования уголовного дела о групповом разбое следователи ГУВД Москвы обнаружили признаки фальсификации диплома о высшем образовании и возбудили новое дело — о подделке документов. Нет подтверждения, состоялась ли тогда встреча Тумаркина с директором Росстандарта Г.И.Элькиным, или это произошло позже; точно то же самое относится и к сотруднику Службы внешней разведки СВР) П.А.Карюхину, для которого Никулинский суд стал центром его афер с гаражами... Выступая в Никулинском районном суде Москвы, Тумаркин в очередной раз раскаялся в содеянном и пообещал исправиться. Суд поверил — и приговорил адвоката к условному сроку. Но чуда не случилось: осенью Денис Тумаркин основал международную группу юридических компаний Защита, под эгидой которой деятельность по решению вопросов возобновилась. На этот раз, правда, Тумаркин отлично подготовился: снял помещение в Западном округе столицы, которое в результате дорогостоящего ремонта превратилось в престижный офис с просторной переговорной, оборудованной современными средствами скрытого аудио- и видеонаблюдения, — для записи встреч с бизнесменами и полицейскими. Первым крупным клиентом юридических компаний стал немецкий предприниматель Юрий Судгаймер, владелец кировских предприятий по заготовке и переработке леса, который искал помощи в наказании своего партнера за хищение с предприятий 40 млн долларов. Через пару лет Судгаймер станет ключевым свидетелем в деле о коррупции губернатора Кировской области Никиты Белых, но прежде чем понести деньги чиновнику под контролем оперативников ФСБ, он на протяжении полугода добивался расследования хищений своих миллионов в Кировской области.

СЮЖЕТЫ
Решала
История Дионисия Золотова, занимавшегося в СИЗО многомиллионными мошенничествами, и его клиентов

Денис Тумаркин. Фото: Игорь Иванко/Агентство Москва
Этот материал вышел в № 90 от 20 августа 2018
ЧИТАТЬ НОМЕР
ОБЩЕСТВО
14:16 19 августа 2018
Андрей Сухотин
спецкор
27 084
2
ОБСУДИТЬ

Довольно символично, что карьеру адвоката Денис Тумаркин начал в то время, когда в стране было объявлено о комплексе мер, связанных с усилением правоохранительной системы. Избранный в 2000 году президентом Владимир Путин, хотя и воспринимался элитами как выразитель их интересов, почти сразу начал реализовывать собственную политику. Ее главным инструментом должна была стать силовая вертикаль, формировать которую пришлось фактически в условиях боевых действий: различные подразделения МВД около полугода наносили удары по членам и без того небольшой команды нового главы государства. Даже первый президентский указ — о назначении председателем Мосгорсуда Ольги Егоровой — встретил сопротивление в Высшей квалификационной коллегии судей.

В конце концов к 2002 году правоохранительный блок был приведен к общему знаменателю и вскоре ударил по крупным финансово-промышленным группам — все началось с уголовного преследования акционеров и топ-менеджеров нефтяной компании «ЮКОС». Это дело было, пожалуй, первой обкаткой силовой вертикали, хотя бы потому, что благодаря масштабу дела в сборе доказательств вины поучаствовал едва ли не каждый оперативник и следователь — от районного следственного отдела МВД до Следственного комитета при Генпрокуратуре.

В итоге правоохранители получили широкие полномочия, которые выражались главным образом в вольном правоприменении: теперь для производства обыска, изъятия документов и ареста счетов достаточным оказался не комплекс доказательств, а относительно достоверная оперативная информация. А надзорные и судебные органы, до того довольно въедливо изучавшие материалы следствия, стали все более активно поддерживать обвинительную линию. Методика же работы оперативных и следственных органов, которые вели «дело ЮКОСа», распространилась и на другие коммерческие предприятия. Повсеместная волна заказных проверок и уголовных дел выглядела явлением диким, но была неизбежна — правоохранители уже не могли перестроиться.

И тут в цепочке между заказчиком и исполнителем уголовного дела появилась новая ниша — посредник. Тот, кто мог бы балансировать между задачами одной стороны и запросами другой. Возникли подобные «специалисты» поначалу в среде адвокатов, для которых регулярное взаимодействие с коммерсантами и силовиками было служебной обязанностью.

В адвокатском сообществе появилась целая категория тех, чья репутация измерялась не выигранными судебными процессами и не знанием уголовно-процессуального права, а тесными связями с милицейскими и прокурорскими генералами.

Рынок «решения вопросов» формировался одновременно на федеральном и региональном уровне.

Денис Тумаркин начинал с самых низов столичной милиции.

Первое дело
Ранним утром 17 сентября 2001 года на территорию склада временного хранения «Терминал-Премьер» в подмосковной Лобне въехал грузовой автомобиль, перевозивший из Санкт-Петербурга китайские гербициды.

К водителю грузовика подошел сотрудник таможенной службы (о чем свидетельствовало фирменное обмундирование), представился и потребовал предъявить документы на товар. Выяснив стоимость груза (3,5 млн рублей), водителю объявили о проводимой в таможенном терминале проверке, рекомендовав отвезти товар на один из складов в московском районе Митино. Почти сразу подошли и представители фирмы-грузополучателя с экспедитором, вызвавшиеся сопровождать автомобиль. Водитель сел в машину и отправился на север столицы.

На митинском складе группу встречал Денис Тумаркин, представившийся заместителем директора фирмы-грузополучателя. Он сильно переживал из-за возникшей волокиты и потребовал от водителя товаросопроводительные документы, в итоге распорядился: везти груз в Красногорский район московской области — для перегрузки содержимого в другой автомобиль.

На следующий день с водителем связались настоящие владельцы груза, не обнаружившие на лобнинском складе приобретенные гербициды.

Через пару месяцев группа, в которую помимо Дениса Тумаркина входили еще по меньшей мере шесть человек, повторит этот трюк с партией немецкого оптического оборудования, которую будет везти водитель из Польши по фамилии Бенек. А для того, чтобы выгрузить оборудование на сумму около 40 млн рублей, они даже попросят охранника склада привлечь солдат-срочников. «Тумаркин руководил перегрузкой, а его соучастники напоили Бенека спиртными напитками, в результате чего тот уснул», — напишет затем в своем обвинительном заключении следователь московской прокуратуры.

В течение года группа аналогичным образом перегрузит электробытовую технику, американские сканеры и мониторы, финские кондиционеры…


Фото: PhotoXPress
В сентябре 2002 года Денис Тумаркин, обладавший характерной внешностью, был опознан несколькими водителями, которые помогли составить его фоторобот. Задержание на Минском шоссе оперативники Московского уголовного розыска производили совместно с сотрудниками ГИБДД.

К тому моменту задержанный уже работал адвокатом в коллегии адвокатов «Фемида-Групп», куда трудоустроился благодаря диплому Московского нового юридического института (МНЮИ). В ходе расследования уголовного дела о групповом разбое следователи ГУВД Москвы обнаружили признаки фальсификации диплома о высшем образовании и возбудили новое дело — о подделке документов.

Выступая в Нагатинском районном суде Москвы, Тумаркин признал вину в хищении импортируемых в Россию товаров, но не в подделке диплома МНЮИ — юридическим образованием он гордился. «Я готов обличить других участников преступлений, но только после их задержания, поскольку опасаюсь физического воздействия на членов моей семьи», — добавил юрист, призывая суд к гуманному приговору.

Несмотря на обвинения в серии разбойных нападений, Нагатинский районный суд признал Тумаркина виновным лишь в хищении перевозившихся дальнобойщиками товаров.

«Тумаркин в суде заявил, что все осознал, глубоко раскаивается в содеянном и просит его строго не наказывать, так как он готов принять все меры к возмещению ущерба и оказать содействие в изобличении других участников группы при их задержании», — следует из постановления суда, в итоге приговорившего юриста к 3 годам лишения свободы.
Через год Тумаркин досрочно освободился из исправительной колонии Республики Удмуртия (ИК-6 ЛЮГА), еще год потребовался для снятия судимости. «Тумаркин после освобождения зарекомендовал себя только с положительной стороны, не допускал нарушений общественного порядка, исключительно положительно характеризуется по месту жительства и работы, своим примерным поведением после отбытия наказания доказал свое полное исправление», — следовало из постановления все того же Нагатинского суда.

Незадолго до этого в прокуратуру Москвы поступило заявление председателя правления Москомприватбанка, в котором тот просил привлечь Тумаркина к уголовной ответственности за хищение кредитных средств банка на сумму более 1,3 млн долларов.

Ставки повышаются
Летом 2007 года в Главном следственном управлении (ГСУ) ГУВД Москвы было возбуждено уголовное дело об уклонении от уплаты налогов руководством строительной компании «ДКН». Оперативное сопровождение расследования осуществляли работники управления по налоговым преступлениям (УНП) ГУВД, которые уже осенью установили, что ДКН использует для вывода денежных средств из безналичного оборота шесть фирм-однодневок. На основании рапорта налоговых полицейских следствие произвело обыски в квартирах предполагаемых обнальщиков, по результатам которых изъяло печати, бухгалтерские документы и компьютерные жесткие диски.

Когда на горизонте замаячил арест, один из владельцев фирм обратился за помощью к своему знакомому — оперуполномоченному из отдела экономической безопасности (ОЭБ) УВД по ЦАО по Москве. Тот организовал ему несколько встреч с коллегами, которые убедили предпринимателя в серьезности сложившейся ситуации, а затем отвез к своему знакомому адвокату Денису Тумаркину.


Денис Тумаркин. Фото из архива
Тумаркин, представившийся адвокатом с обширными связями в столичной милиции, внимательно выслушал гостя, сделал несколько звонков и объявил, что за 40 млн рублей договорится с начальством ГСУ ГУВД Москвы и УНП ГУВД Москвы прекратить уголовное дело и вернуть изъятые вещдоки.

«Тумаркин сказал, что ситуация для меня может быть очень серьезной и что мне лучше какое-то время пожить в гостинице, произнеся фразу «лучше плохо прятаться, чем хорошо сидеть», — позже расскажет коммерсант на допросе, объясняя свое согласие передать требуемую сумму.
Не почувствовав изменений в уголовном деле, бизнесмен и его партнер договорились совместными усилиями вернуть деньги. Один из них назначил адвокату встречу в гостинице «Украина», предварительно заручившись поддержкой знакомого из Чечни, работавшего в частном охранном предприятии и оказывавшего коллекторские услуги. Но на встрече все пошло не по плану: Тумаркин накричал на бизнесмена, разбил стакан с водой и потребовал еще 12 млн рублей за свою работу, а в противном случае обещал «посадить» нерадивого клиента.

Коллекторы же, привлеченные бизнесменом, рекомендовали ему заплатить, обещая проконтролировать исполнение Тумаркиным своих обязательств. Адвокату был передан второй транш, после чего бизнесмены провели с ним еще несколько встреч, записывая переговоры на диктофон. На одной из них, как следует из расшифровки переговоров, Тумаркин возмутился привлечением коллекторов с Северного Кавказа: «Он дурак, он везет ко мне чеченцев, которым я помогаю…»

В ходе разговора о прекращении уголовного преследования адвокат постоянно хватался за телефон, принимая звонки то от тогдашнего начальника УВД по ЗАО Алексея Лаушкина, то от главы ГСУ ГУВД Москвы Ивана Глухова. Однажды он якобы даже заставил ждать на линии начальника службы безопасности президента Виктора Золотова. Сидевший напротив бизнесмен, похоже, верил в происходящее…

Вскоре на него вышел реальный представитель следствия, объяснив, что Денис Тумаркин полученные деньги присвоил, и предложил помочь с прекращением дела за 1,5 млн долларов. Тогда предприниматели обратились в Департамент собственной безопасности (ДСБ) МВД, по инструкции оперативников которого провели несколько контрольных встреч. При передаче денег посредник был задержан, особисты МВД взяли и оперуполномоченного УНП ГУВД Москвы. Также под обвинением оказался и сотрудник ОЭБ УВД по ЦАО, когда-то познакомивший коммерсантов с Денисом Тумаркиным.

«Я рассчитывал, что он заплатит мне комиссию за посредничество, но он и меня обманул», — сокрушался в ходе допроса оперативник по поводу действий товарища-адвоката, который к моменту первых арестов уже улетел в Израиль.

Один из потерпевших коммерсантов позже обратится с заявлением в прокуратуру ЮАО Москвы:

«Я неоднократно указывал на коррупционные связи Тумаркина в правоохранительных органах, однако никакой реакции не последовало От его действий пострадал не один я: сначала он похищал грузовые фуры с таможенных терминалов, потом, выдавая себя за сотрудника ФСБ, похитил квартиру у гр-на Ярошевского А.В., потом похищает квартиру и автомобиль у гр-ки Матвеевой О., представляясь заместителем прокурора ЮЗАО Москвы… Ему все сходит с рук!»
Дело все-таки возбудили.


Петр Саруханов / «Новая газета»
Дионисий Золотов: смена личности
12 марта 2013 года в сводках ГУ МВД по Москве было зарегистрировано сообщение: «В 16.00 сотрудниками 5-го ОРЧ ОУР УВД по САО Твердохлебом, Руденко у дома 24 по ул. Беговой задержан Тумаркин Денис Владимирович (Шапиро Дан), 10.06.1977 г.р., уроженец г. Москвы, находящийся в международном розыске по линии НЦБ Интерпола, за совершение преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК России. Инициатор розыска — ГСУ СК России по г. Москве. Мера пресечения — арест. Передан инициатору розыска».

Для Дениса Тумаркина, кажется, это задержание не стало сюрпризом: прежде чем вылететь из Тель-Авива, он договорился с потерпевшими о возмещении ущерба и получил гарантии о рассмотрении своего дела в особом порядке.

Выступая в Никулинском районном суде Москвы, Тумаркин в очередной раз раскаялся в содеянном и пообещал исправиться. Суд поверил — и приговорил адвоката к условному сроку.

Но чуда не случилось: осенью Денис Тумаркин основал международную группу юридических компаний «Защита», под эгидой которой деятельность по «решению вопросов» возобновилась. На этот раз, правда, Тумаркин отлично подготовился: снял помещение в Западном округе столицы, которое в результате дорогостоящего ремонта превратилось в престижный офис с просторной переговорной, оборудованной современными средствами скрытого аудио- и видеонаблюдения, — для записи встреч с бизнесменами и полицейскими.

Первым крупным клиентом юридических компаний стал немецкий предприниматель Юрий Судгаймер, владелец кировских предприятий по заготовке и переработке леса, который искал помощи в наказании своего партнера за хищение с предприятий 40 млн долларов. Через пару лет Судгаймер станет ключевым свидетелем в деле о коррупции губернатора Кировской области Никиты Белых, но прежде чем понести деньги чиновнику под контролем оперативников ФСБ, он на протяжении полугода добивался расследования хищений своих миллионов в Кировской области.

На состоятельного немца Тумаркин сразу произвел впечатление — повез в следственную часть УВД ЗАО, где следователь моментально вынес постановление о возбуждении уголовного дела. Правда, как впоследствии признается сам Судгаймер, в заявлении о преступлении пришлось изменить место соглашения об инвестициях в Кировскую область: договоренность была достигнута в Швейцарии, но с легкой руки следователя в постановлении указали ТРЦ «Времена года» — чтобы у полицейских Западного округа столицы имелись основания для начала расследования.

Пока немецкий бизнесмен ожидал первых результатов расследования, Тумаркин встретился с его российским партнером и договорился привлечь и Судгаймера к уголовной ответственности. Затем инициировал встречу между конфликтующими сторонами, которая завершилась задержанием немецкого бизнесмена при участии бойцов СОБРа. Эта операция проходила в рамках проверки заявления о вымогательстве, поданном российским партнером немца по рекомендации Дениса Тумаркина в ГУ МВД по ЦФО (это подразделение сопровождало дело о прежнем мошенничестве Тумаркина).

Наутро Судгаймера отпустили. «Тумаркин рекомендовал мне срочно улетать из России. Настаивал на Израиле, где у него имелись знакомые, которые будут меня оберегать. Но я полетел в Европу», — рассказывал затем Судгаймер.

Вскоре немецкий предприниматель перевел со своего швейцарского счета в Credite Swiss 10 млн долларов на счет российской компании, открытый в тульском филиале Сбербанка, — это стало платой за безопасное возвращение Судгаймера в Москву.

Бизнесмен впоследствии обращался в Следственный комитет с заявлением о привлечении Тумаркина к уголовной ответственности, но ничего не добился.

А Денис Тумаркин тем времен успел получить паспорт на имя Дионисия Золотова и почти сразу провернул аферу с застройщиком многоквартирного жилого дома в Сергиевом Посаде Виктором Круликовским.


Виктор Круликовский. Odnoklassniki.ru
«Я строил жилой дом, уже было потрачено более 900 млн рублей, но в какой-то момент работники прокуратуры [в ходе проверки] пришли к выводу, что угол возводимого дома на 10–15 метров попадает в охранную зону архитектурного ансамбля Троице-Сергиевой лавры… В октябре я встретился с Золотовым в его офисе. В ходе разговора он заверил меня, что с его стороны будет предоставлена квалифицированная юридическая поддержка в решении всех вопросов, а также сообщил, что является племянником Главнокомандующего внутренними войсками МВД России генерал-полковника Золотова Виктора Васильевича. Он внушил мне доверие, между нашими компаниями был заключен договор на оказание юридических услуг», — рассказывал позже Круликовский.

ЖК «Виктория Парк» в Сергиевом Посаде. Фото: remont-f.ru
Как только подмосковный строитель начал работать с группой компаний «Защита», в СУ УМВД России по Сергиево-Посадскому району было возбуждено уголовное дело о покушении на мошенничество, в орбиту которого должен был попасть Круликовский. Золотов, как рассказывал бизнесмен, незамедлительно провел совещание, на котором сообщил о «группе влиятельных лиц, которые намеренно парализуют строительство в целях рейдерского захвата компании».

«Для предотвращения этого и в целях нашей личной безопасности Золотов предложил мне и дочери незамедлительно покинуть пределы страны, поселиться в Израиле, у него там якобы была поддержка. Ситуация была представлена таким образом, что нас могут задержать в любой момент, поэтому надо подумать и, может быть, даже не возвращаться в Сергиев Посад. Также он рекомендовал временно переоформить доли в компании на его людей — опять же в целях нашей безопасности. Все услышанное повергло нас в шок… Я сказал, что никуда не поеду, ни я, ни дочь передавать компанию указанным им лицам не будем, к нотариусу не поедем. Он сказал, что меня посадят. Я ответил, что пусть сажают, он мне даст адвокатов, я буду бороться. Тогда он сказал, что будет думать и искать другие пути решения проблемы», — говорил Круликовский.
Альтернатива нашлась буквально на следующий день: Денис Тумаркин (Дионисий Золотов) сообщил, что договорился о прекращении уголовного преследования за 150 млн рублей.

«Практически сразу после достижения соглашения ситуация действительно стала меняться. В апреле [2014 года] в Сергиев Посад приезжал начальник ГУ МВД по Московской области генерал-майор полиции Пауков. На встречу с ним были приглашены более 500 человек, в том числе дольщики, сотрудники нашей компании, руководители района и города, руководители УМВД по Сергиево-Посадскому муниципальному району, а также других силовых структур. В ходе данной встречи Пауков на вопросы дольщиков ответил, в ходе проверки установлено, что на объекте строительства никаких нарушений закона не выявлено и «кошмарить» бизнес больше никто не будет».
150 млн рублей были перечислены Круликовским все в тот же тульский филиал Сбербанка — на счет представленной Тумаркиным (Золотовым) компании.

Через полгода бизнесмен узнает о задержании своего защитника оперативниками ФСБ и сам обратится с заявлением.

«Лефортово» — жертва генералов
В августе 2014 года Дионисий Золотов был задержан оперативниками 3-й службы УСБ ФСБ, осуществляющей контрразведывательное обеспечение региональных управлений спецслужбы. Поводом послужила попавшая в УСБ ФСБ видеозапись встречи Тумаркина (Золотова) с замначальника следственной части УВД ЮАО по Москве, согласно которой юрист договаривался о снятии запрета на регистрационные действия с земельного участка, арестованного в рамках уголовного дела.

Новость об аресте Тумаркина (Золотова) всколыхнула сразу несколько окружных управлений внутренних дел Москвы: благодаря полученным материалам десятки офицеров полиции выстроились в очередь к оперативникам УСБ ФСБ, чтобы подписать соглашения о конфиденциальном сотрудничестве.

Несколько месяцев Дионисий Золотов, помещенный в СИЗО «Лефортово», отказывался от дачи показаний. Молчание юриста было понятно: прежде ему приходилось приносить в жертву правоохранителей среднего звена, но на этот раз особисты Лубянки ждали от него показаний на начальника УВД по ЗАО генерала Владимира Рожкова.

Когда Тумаркин (Золотов) наконец согласился изобличить генерала, ГСУ СКР поддержало ходатайство юриста о заключении досудебного соглашения с Генпрокуратурой. Так выяснилось, что

почти все руководство полиции Западного округа находилось на довольствии у Тумаркина (Золотова), который не только привозил им наличные, но и оплачивал ремонт квартир, дарил дорогие машины.

Почему чекисты обратили внимание на Рожкова, стало понятно лишь в прошлом году, когда собранные оперативные материалы были использованы в качестве формального основания для увольнения начальника ГУ МВД по Москве Анатолия Якунина.

В итоге благодаря досудебному соглашению Тверской районный суд Москвы приговорил Тумаркина (Золотова) к 6 годам колонии.

Но не успел приговор вступить в законную силу, как следственное управление (СУ) ФСБ возбудило новое уголовное дело — о хищении Тумаркиным (Золотовым) 150 млн рублей у того самого подмосковного строителя Виктора Круликовского.

Основными доказательствами вины юриста стала видеозапись, сделанная в переговорной комнате офиса группы «Защита». Примечательно, что из этого дела в отдельное производство были выделены материалы о незаконной банковской деятельности, которую осуществляли знакомые Тумаркина (Золотова), регистрировавшие компании и открывавшие счета в тульском филиале Сбербанка для получения на них безналичных платежей за «решение вопросов». Так выяснилось, что всего за три года на счета фирм-однодневок поступило около 4 млрд рублей.

Тумаркин (Золотов) заключил новое досудебное соглашение и попросил рассмотреть дело в особом порядке.

Подмосковный строитель Виктор Круликовский не стал возражать, получив гарантии от офицеров УСБ ФСБ в том, что обвиняемый возместит ущерб.

Весной Никулинский районный суд приговорил юриста к шести месяцам колонии.

Ущерб перед Круликовским он так и не возместил.

«Водник»: смерть топ-менеджера

СИЗО «Водник». Фото из архива
Следственный изолятор «Лефортово» не зря считается самым суровым — тесные камеры, конвоирование по пустым коридорам, одиночные прогулки и полное отсутствие связи с внешним миром призваны надломить волю любого человека.

После «Лефортово», как признаются арестанты, любая российская тюрьма может показаться санаторием. Для Тумаркина (Золотова) таким санаторием стал следственный изолятор «Водник» (СИЗО-5), куда он был этапирован незадолго до последнего приговора и где смог вернуться к привычной деятельности по «решению вопросов».

Для этого, надо заметить, были созданы все необходимые условия: Денис Тумаркин (Дионисий Золотов) получил право фактически беспрепятственно и без ограничений во времени перемещаться по изолятору. Большую часть времени он проводил в оперативной части ФСИН и в кабинетах для следственных действий и свиданий, где общался с другими арестантами и их адвокатами.

Его просторная камера, где отсутствовали средства видеоконтроля, заполнилась арестованными коллекторами и охранниками, вместе с которыми Тумаркин (Золотов) предлагал состоятельным бизнесменам, чиновникам и банкирам урегулировать проблемы с их уголовными делами. И, видимо, благодаря работникам оперчасти изолятора, постоянно контактировавшим с заключенными, у обитателей «Водника» стало возникать устойчивое ощущение в силе их соседа. Словом, как мне кажется, сотрудники ФСИН делали все то же, что и столичные полицейские еще пару лет назад…

Для того чтобы формализовать деловые отношения, клиенты Тумаркина (Золотова) заключали соглашение с его адвокатом Александром Малофеевым, в 2010 году сменившим службу в правоохранительных органах на работу в коллегии адвокатов «Фемида-Групп».

В марте 2017 года новым клиентом адвоката стал исполнительный директор по контролю качества «Роскосмоса» Владимир Евдокимов, которого поместили в «Водник» по обвинению в участии в схеме по хищению имущественного комплекса ракетостроительной корпорации «МиГ».


Владимир Евдокимов. Фото из архива
Благодаря переводу в камеру к Тумаркину (Золотову) у топ-менеджера госкорпорации заметно улучшилась жизнь: появились телефон, виски и даже сигары. Вскоре Евдокимов попросил супругу Валентину Ракитину, которая и перечисляла деньги на маленькие радости жизни в СИЗО, собрать 50 млн рублей — для скорого освобождения и прекращения уголовного преследования. В качестве гаранта «решения вопроса», пояснял жене Евдокимов, выступал «смотрящий» за камерой по имени Дионисий — человек уважаемый и влиятельный.

Ракитина после непродолжительных споров деньги собрала и, следуя телефонной инструкции адвоката Тумаркина (Золотова) Александра Малофеева, заложила в ячейку на Казанском вокзале. Вскоре она отвезла туда же еще 30 млн рублей. Но Владимир Евдокимов со ссылкой на Дионисия сообщил, что при решении вопроса не был заложен интерес сотрудников ФСБ, из-за чего те готовились организовать топ-менеджеру этап в «Лефортово».

27 марта, со слов Валентины Ракитиной, муж позвонил ей, со ссылкой на того же Дионисия, и приказал срочно прибраться в квартире: якобы посредник задержан и теперь она может быть привлечена в качестве обвиняемой в даче взятки.

Наутро Евдокимов был найден мертвым в туалете камеры.

Следственный комитет не найдет в этой смерти признаков убийства…


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Чтобы решить вопрос, нажмите «решетку». Как связана смерть топ-менеджера «Роскосмоса» с арестом экс-губернатора Никиты Белых
«Матросская Тишина»: война с правозащитниками
В апреле 2017 года Валентина Ракитина обратилась с заявлением в Управление «М» ФСБ (контрразведывательное обеспечение правоохранительной системы) в отношении лиц, обманным путем похитивших у нее 80 млн рублей. В уголовном деле, вскоре возбужденном в ГСУ СКР по Москве, появились обвиняемые — Денис Тумаркин (Дионисий Золотов) и его адвокат Александр Малофеев.

Из следственного изолятора «Водник» обоих перевели в спецблок «Матросской Тишины» (СИЗО-99/1), который оперативно обслуживает все то же Управление «М» ФСБ. Отныне Тумаркин находился под контролем подразделения Лубянки, по сути, перехватившего арестанта у 3-й службы УСБ ФСБ…

Благодаря показаниям Тумаркина (Золотова) чекистам удалось зачистить весь оперативный аппарат ФСИН в «Воднике»: начальник изолятора подал в отставку, ряд его подчиненных были обвинены в халатности или получили взыскания.

Затем Тумаркина (Золотова) перевели из спецблока «Матросской Тишины», вернули мобильный телефон и прежнее влияние — он снова беспрепятственно перемещался по изолятору и проводил время в оперчасти, только уже с новыми кураторами.

Как раз в это время к Тумаркину (Золотову) все чаще стал наведываться член московской Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Денис Набиуллин. В какой-то момент общение стало настолько тесным, что могло показаться, будто между ними возникли приятельские отношения — они не только обменивались информацией о проблемных заключенных, но и болтали на отвлеченные темы.


Денис Набиуллин. Фото: РИА Новости
Однажды правозащитник по пути к Тумаркину (Золотову) заглянул в больницу «Матросской Тишины», где познакомился с Ильдаром Клеблеевым — московским финансистом, обвиняемым в мошенничестве в отношении руководства банка «Агросоюз». В больницу изолятора банкир, инвалид второй группы, был переведен в связи с болезнью сосудов головного мозга.

Этот диагноз входит в правительственный перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей, однако для его подтверждения требуется медицинское освидетельствование в государственной клинике, куда заключенного могут направить только по решению руководства следственного изолятора. Руководство «Матросской Тишины» Клеблееву в освидетельствовании неоднократно отказывало, о чем он рассказал правозащитнику Набиуллину.

Далее член ОНК отправился к Тумаркину (Золотову), а затем вернулся к банкиру с предложением «решить вопрос» с руководством изолятора за 500 тысяч долларов. Клеблеев посоветовался с Тумаркиным (Золотовым), после чего к финансисту пришли сотрудники оперчасти СИЗО и Управления «М» ФСБ с предложением написать заявление о мошенничестве и поучаствовать в оперативном эксперименте.

В ноябре Клеблеев под контролем чекистов провел переговоры с правозащитником в кабинете для свиданий, по результатам которых согласился организовать передачу требуемой суммы.

Встречу Набиуллин назначил прямо напротив главного здания ФСБ, в кафе «Гранд Кофемания», где даже некоторая посуда «заряжена» микрофонами. При передаче денег правозащитник был задержан. На вопрос, для чего предназначались полученные деньги, правозащитник ответил: «Взял на хранение для Дионисия Золотова…»

По иронии судьбы (и по решению суда) Набиуллин был помещен в ту же «Матросскую Тишину» — по соседству с потерпевшим Клеблеевым и свидетелем Тумаркиным (Золотовым).

В ходе расследования этого уголовного дела было установлено, что за посещение некоторых заключенных те перечисляли по 100 тысяч рублей на счет благотворительного фонда «Дисмас», учрежденного правозащитником. После того как между Набиуллиным и Тумаркиным (Золотовым) завязалось плотное общение в «Матросской Тишине», количество переводов увеличилось в разы…

Буквально через пару недель член московской ОНК и журналист Ева Меркачева посетила блок «Матросской Тишины», где располагалась камера Дениса Тумаркина (Дионисия Золотова). По результатам этой встречи в «Московском комсомольце» был опубликован репортаж, в котором журналист рассказала о существующих в изоляторе VIP-камерах для привилегированных заключенных.

«Камера № 275. Вау! Так уж получилось, что недавно я побывала в шведской женской тюрьме и поражалась ее помещениям. Но они меркнут перед этой! Тут можно в футбол гонять! Два больших окна. На стене огромный телевизор, рядом модный пульт. Шикарный холодильник «Индезит» забит деликатесами. Кровати (две совершенно пустые) застелены белоснежным бельем. Кругом красивые полочки для удобства. На одной стоят стильные банки для самых разных специй (на каждой сверху аккуратненькая миленькая ложечка) и вообще много такого, чего не всегда найдешь даже у обеспеченной хозяйки на кухне. Туалет с включающейся вытяжкой, с подвесным унитазом (стоит от 30 до 50 тысяч рублей), с красивым шкафчиком. Такой туалет я видела только в отелях не ниже уровня «четырех звезд», — так в репортаже описывалась камера, в которой жил Денис Тумаркин (Дионисий Золотов), оплативший ремонт целого этажа блока изолятора.
Публикация «Московского комсомольца» вызвала резонанс: прокуратура нагрянула в изолятор с проверкой, комментировать наличие VIP-камеры пришлось руководству ФСИН. По результатам служебной проверки начальство «Матросской Тишины» было уволено, а в качестве популярной меры VIP-сидельцев и обычных арестантов на время поменяли местами.

Так банкиры и бизнесмены узнали о существовании блока «Тубунар» — полуподвальных помещений с голой землей вместо пола, где когда-то содержались больные туберкулезом. Впрочем, когда градус обсуждений снизился, жизнь в «Матросской Тишине» вернулась на круги своя.

А весной Денис Тумаркин (Дионисий Золотов) заключил очередное досудебное соглашение, в рамках которого частично признал злокозненность своих действий в отношении Евдокимова, однако основную вину возложил на адвоката Александра Малофеева, который якобы и организовал всю аферу. Последний своей вины не признал.

Разрушить сделку Тумаркина (Золотова) со следствием могла потерпевшая Валентина Ракитина, но как раз в то время, когда решался вопрос о досудебном соглашении, в ГСУ СКР в отношении нее было возбуждено уголовное дело по признакам посредничества во взяточничестве — за передачу тех самых 80 млн рублей.

Генпрокуратура это постановление отменила — и Золотов беспрепятственно заключил досудебное соглашение.

Приговор
На прошлой неделе дело Тумаркина (Золотова) было рассмотрено Мещанским районным судом в особом порядке — без изучения доказательств и допроса адвоката Малофеева, потерпевшей Ракитиной и сокамерников Владимира Евдокимова… Суд поддержал позицию московской прокуратуры, требовавшей приговорить Золотова к 3,5 года лишения свободы, и путем частичного сложения вынес окончательный приговор — 7,5 года.


Дионисий Золотов в суде 9 августа. Фото: Игорь Иванко / Агентство Москва
Таким образом, к прежнему сроку Дионисия Золотова был добавлен всего год.

Но главное — суд приговорил Золотова к отбыванию наказания в колонии общего режима, что позволяет зачесть отбытый им срок по принципу «год за полтора» в связи с вступлением в июле прошлого года нового закона.

Здесь — коллизия: дело в том, что в случае совершения общего рецидива судом может применяться правило изменения режима отбывания наказания на строгий. Однако Мещанский суд, как и другие столичные суды прежде, встал на сторону обвиняемого.

С учетом же того, что Тумаркин (Золотов) провел в заключении больше четырех лет и отбыть ему осталось всего полтора года, уже сейчас он имеет право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении.


Дионисий Золотов в суде 9 августа. Фото: Игорь Иванко / Агентство Москва
Вот, собственно, и все. Бывший адвокат Тумаркин (Золотов) продемонстрировал всем правоведам, как надо эффективно защищать собственные права. Не ссориться со следователями, не привлекать прессу и правозащитников (разве что к уголовной ответственности), не объявлять голодовку, не жаловаться в ЕСПЧ и не писать президенту…

Начав однажды сотрудничать с системой, Тумаркин (Золотов) не просто стал ее неотъемлемой частью — на собственном примере он показал, как с ней сосуществовать в условиях постоянных перемен.

Менялись полковники и генералы, создавались новые ведомства и упразднялись старые — оставался только Тумаркин (Золотов).

Меняя имена и легенду, он не изменял принципу, ставшему основой его выживания: ты нужен системе, если обладаешь информацией и деньгами. Для их получения он постоянно рисковал, выработав в итоге уникальную способность — он видел «источник силы». Наивные офицеры столичной полиции думали, что превращали Тумаркина (Золотова) из объекта оперативной разработки в объект своего заработка, а в действительности сами становились его активом в будущей сделке.

И вслед за полицией эту ошибку совершили чекисты: сначала из 3-й службы УСБ ФСБ, которым Тумаркин (Золотов) помог свалить руководство столичного главка полиции, а потом и из Управления «М» ФСБ. В том, что последние узнают истинную цену этого сотрудничества, нет никаких сомнений. Тем более что уже сейчас они, похоже, находятся в зоне внимания коллег: в конце июня текущего года оперативники 6-й службы УСБ ФСБ задержали двух офицеров Управления «М», которые курировали деятельность ФСИН и оперативно обслуживали спецблок «Матросской Тишины».

В адвокатском сообществе появилась целая категория тех, чья репутация измерялась не выигранными судебными процессами и не знанием уголовно-процессуального права, а тесными связями с милицейскими и прокурорскими генералами. Рынок решения вопросов формировался одновременно на федеральном и региональном уровне. Денис Тумаркин уже работал адвокатом в коллегии адвокатов Фемида-Групп, куда трудоустроился благодаря диплому Московского нового юридического института (МНЮИ). В ходе расследования уголовного дела о групповом разбое следователи ГУВД Москвы обнаружили признаки фальсификации диплома о высшем образовании и возбудили новое дело — о подделке документов. Нет подтверждения, состоялась ли тогда встреча Тумаркина с директором Росстандарта Г.И.Элькиным, или это произошло позже; точно то же самое относится и к сотруднику Службы внешней разведки СВР) П.А.Карюхину, для которого Никулинский суд стал центром его афер с гаражами... Выступая в Никулинском районном суде Москвы, Тумаркин в очередной раз раскаялся в содеянном и пообещал исправиться. Суд поверил — и приговорил адвоката к условному сроку. Но чуда не случилось: осенью Денис Тумаркин основал международную группу юридических компаний Защита, под эгидой которой деятельность по решению вопросов возобновилась. На этот раз, правда, Тумаркин отлично подготовился: снял помещение в Западном округе столицы, которое в результате дорогостоящего ремонта превратилось в престижный офис с просторной переговорной, оборудованной современными средствами скрытого аудио- и видеонаблюдения, — для записи встреч с бизнесменами и полицейскими. Первым крупным клиентом юридических компаний стал немецкий предприниматель Юрий Судгаймер, владелец кировских предприятий по заготовке и переработке леса, который искал помощи в наказании своего партнера за хищение с предприятий 40 млн долларов. Через пару лет Судгаймер станет ключевым свидетелем в деле о коррупции губернатора Кировской области Никиты Белых, но прежде чем понести деньги чиновнику под контролем оперативников ФСБ, он на протяжении полугода добивался расследования хищений своих миллионов в Кировской области.


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.